Статья «О молитве за умерших» из книги Скотта Хана «Знаки жизни»

Отношения не заканчиваются

Фото доктора богословия Скотта ХанаНесколько лет тому назад я вместе со своим близким другом отправился в паломничество в Рим. В то время я этого не знал, но одной из интенций моего друга в этом путешествии было исцеление. Он хотел, чтобы Господь «исправил» те сложные чувства, которые он испытывал по отношению к своему отцу, умершему много лет назад.

И в одном из святых мест мой друг действительно исцелился в результате внезапного излияния благодати, внешне проявившегося в обильном потоке слёз.

Поражённый и смущённый, он подошёл к капеллану нашего паломничества, о. Джозефу Линку, чтобы тот помог ему понять, что только что произошло. Будучи опытным духовным руководителем, о. Джозеф объяснил это происшествие в категориях Общения Святых – всех тех уз, которые связывают живых и умерших. Закончил он словами, которые я, надеюсь, никогда не забуду: «Отношения не заканчиваются».

С этого момента мой друг знал, что он был обязан молиться за душу своего отца. Также он знал, что может без колебаний просить своего отца о молитве. Короче говоря, он примирялся со своим отцом и возобновлял их отношения там, где они должны были прерваться.

Жизнь коротка, и у нас не всегда хватает времени или мудрости, чтобы любить людей так, как нам следует это делать и как они этого заслуживают.

Бог в Своём милосердии сделал это возможным для нас. Жизнь коротка, и у нас не всегда хватает времени или мудрости, чтобы любить людей так, как нам следует это делать и как они этого заслуживают. Иногда даже мы начинаем осознавать свой долг перед людьми только спустя долгое время после их смерти, когда уже слишком поздно, чтобы благодарить их. Если бы отношения заканчивались вместе со смертью, это была бы огромная трагедия: безнадёжно утерянная возможность, незаживающая открытая рана.

Какая святая и благочестивая мысль – молиться за умерших.

Учение о чистилище на самом деле своими корнями уходит в Ветхий Завет. Вторая Маккавейская Книга (12,39-46) рассказывает о том, как Иуда Маккавей нашёл языческие амулеты на телах павших иудейских воинов – знак того, что они совершили грех идолопоклонничества. Иуда «сделав сбор по числу мужей… послал в Иерусалим, чтобы принести жертву за грех, и поступил весьма хорошо и благочестно, помышляя о воскресении… Посему принёс за умерших умилостивительную жертву, да разрешатся от греха». Отрывок заканчивается такими словами: «Какая святая и благочестивая мысль – молиться за умерших».

В иудаизме подобные практики были широко распространены во времена земной жизни Иисуса. Сегодня они существую в молитвах, известных как «каддиш скорбящего», возносимой после смерти члена семьи, и «Эль мале рахамим», которая особым образом касается души умершего.

Новый Завет продолжает говорить о чистилище, хотя лишь косвенно. В Евангелии от Матфея Иисус говорит: «Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф 12,32). Таким образом, Он подразумевает, что есть какая-то форма прощения грехов в будущем веке. Св. Павел учил, что христиане, которые не совсем до конца верны, «спасутся, но так, как бы из огня» (1 Кор 3,15). Этот метафорический «огонь» – это очищение в чистилище.

Чистилище – это просто этап после смерти, когда душа очищается от всякой нечистоты – последствий грехов, совершённых во время земной жизни.

Книга Откровения (21,27) говорит, что «ничто нечистое не войдёт» в рай. Чистилище – это просто этап после смерти, когда душа очищается от всякой нечистоты – последствий грехов, совершённых во время земной жизни. Кажется, большинство, если не все, тех, кто попадает на небеса, должны пройти через этот этап. Как сказал св. Павел, «все согрешили и лишены славы Божией» (Рим 3,23).

Если мы исповедуем свои грехи, Бог прощает нас. Однако мы по-прежнему нуждаемся в исцелении того урона, который мы сами себе причинили. Это исцеление, как и земное исцеление, может быть связано со страданием. Лекарства иногда имеют дурной вкус и даже вызывают у нас тошноту. Физиотерапия может вызывать боль в суставах, в мышцах. Но доктор назначает нам эти средства не из-за их нежелательных побочных эффектов, а потому, что они нас исцеляют. Иногда исцеление причиняет боль. Католическая писательница Фланнери О’Коннор применяла этот принцип к учению о чистилище: «Вода – это один символ очищения, а огонь – другой. Вода, мне кажется, является символом того вида очищения, которое Бог дарует независимо от наших усилий и недостойности, а огонь – этот тот вид очищения, который мы навлекаем на себя сами – как в Чистилище. Это наше зло естественным образом сгорает, когда приближается к Богу».

Давайте без колебаний помогать почившим и жертвовать за них наши молитвы.

Несомненно, именно так понимали Евангелия первые христиане. Катакомбы и другие древние места погребения свидетельствуют об их заботе о душах умерших. Христианские семьи зачастую высекали на могильных плитах просьбы к прохожим вспомнить о почивших. Североафриканский христианский писатель и богослов Тертуллиан говорил о чистилище в конце второго века, равно как и его соотечественник св. Киприан в третьем веке. В то же самое время мы находим это учение и в трудах Оригена в Египте. Мать св. Августина, св. Моника, просила его жертвовать Святую Мессу за неё после её смерти. А св. Иоанн Златоуст призывал свою общину жертвовать Литургию за умерших: «Давайте будем помогать им и поминать их. Если сыновья Иова были очищены жертвой своего отца (Иов 1,5), то почему мы должны сомневаться в том, что наши жертвы за умерших принесут им некоторое утешение? Давайте без колебаний помогать почившим и жертвовать за них наши молитвы».

Те, кто оставались на земле, всегда поддерживали отношения с теми, кто умер.

Такова вера Церкви Иисуса Христа, и она всегда была такой. От Ветхого Завета до Нового, от Отцов Церкви до теологов Средневековья никто не осмеливался усомниться в непрерывности отношений между христианами. Те, кто оставались на земле, всегда поддерживали отношения с теми, кто умер. Только протестантская Реформация искореняла такую практику. Лютеранский теолог Франк Сенн изложил суть этой проблемы кратко и ясно: «Отмена вотивных Месс, особенно тех, которые жертвуются за умерших, способствовала ослаблению более космического понимания Церкви…»

Но Католическая Церковь не могла ни отменить, ни ослабить эту христианскую традицию. Доктрину нельзя ни создать, ни разрушить, ни изменить, ни положить ей конец. Поэтому мы по-прежнему молимся в Мессе христианского погребения: «Господи, для твоих верных жизнь изменилась, но не закончилась». Или, как проще сказал отец Джозеф моему другу в Риме: «Отношения не заканчиваются». Мы можем молиться об умерших, и слава Богу за это. Мы можем молиться к умершим, и благодарение Богу за это. Он милосердный, и милосердие Его навека!

Из книги Скотта Хана «Знаки жизни» (Scott Hahn «Signs of Life»).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *