Фото Святого Максимилиана Кольбе

Святой Максимилиан Кольбе

Святой Максимилиан Кольбе — «Рыцаря Непорочной»

Раймунд Кольбе родился 8 января 1894 года в Здуньской Воле, в Польше. Его родители, ревностные католики и патриоты, были бедны и тяжело работали. Раймунд, будучи ребенком, так проказничал, что его мать с отчаянием спросила как-то раз: «Что из тебя вырастет?» Мальчик задал себе этот же вопрос. Пошел в храм, чтобы помолиться, и спросил об этом Матерь Божию. Позднее он рассказывал, что пережил тогда мистическое откровение. Раймунд увидел Матерь Божию. Она держала в руках две короны: белую, символ целомудрия, и красную, символ мученичества. Казалось, Она спрашивает: «Которую ты выбираешь?» Раймунд, чувствуя, как колотится сердце, ответил: «Выбираю обе». Матерь Божия улыбнулась, давая ему понять, что Она согласна с таким выбором, и исчезла.

Хоть у семейства Кольбе всегда не хватало денег, глубоко верующие родители были готовы на наибольшие жертвы, чтобы помочь своему старшему сыну Франтишку начать учебу в семинарии. Одной из таких жертв должно было стать то, что Раймунд останется дома, чтобы помогать отцу и сменить его на работе. Но один аптекарь понял, что имеет дело с сообразительным парнем, и стал его учить. Со временем Раймунд смог начать обучение в местном техникуме. А в 1907 году он присоединился к своему брату, который учился в средней школе во Львове.

Раймунд особенно хорошо справлялся с математикой и физикой. Увлекался астрономией и перспективой полетов в космос. Сделал много чертежей ракет, а позже, будучи студентом в Риме, спроектировал космический корабль и пытался запатентовать этот проект. Хоть на пороге двадцатого века лишь немногие серьезно относились к идее космических путешествий, сегодня чертежи этого молодого семинариста не создают впечатления наивных. Они лишь свидетельствуют о дальновидности.

Конвентуальные францисканцы открыли низшую семинарию, и оба брата Кольбе стали добиваться того, чтобы быть туда принятыми. Раймунд 4 сентября 1910 года пополнил ряды францисканцев и принял имя Максимилиана.

В период новициата молодой францисканец сражался со многими испытаниями и некоторое время даже думал о том, чтобы покинуть орден. Похоже было, что мир науки все больше притягивает его, отдаляя от идеалов священства. Но, несмотря на то что он уже был близок к разрыву с орденом, брат Максимилиан наново утвердился в своих намерениях и 5 сентября 1911 года принес временные обеты. Духовные власти послали брата Максимилиана на учебу в Рим. Там он очень рано, в двадцать один год, получил степень доктора философии. Позже получил степень доктора теологии.

В 1918 году брат Максимилиан принял рукоположение в сан священника. Отец Кольбе не имел никаких сложностей с тем, чтобы веру поставить превыше разума. Оставив прежние увлечения, он развивал в себе добродетель послушания, верно выполняя распоряжения духовных властей.

Вскоре после рукоположения он написал своему младшему брату, тоже францисканцу: «Самым смертоносным ядом нашего времени является равнодушие. Его жертвы мы можем найти не только среди живущих в миру, но и в наших рядах. И так происходит, хоть слава Господа не должна ограничиваться какими бы то ни было рамками… Поэтому будем стараться прославлять Его изо всех сил».

Самым смертоносным ядом нашего времени является равнодушие.

Уже тогда он видел свою миссию — борьбу с равнодушием к религии. С этой целью он создал Рыцарство Непорочной Девы. Отец Кольбе услышал когда-то историю обращения еврейского агностика Альфонса Ратисбоннского и решил, что если Мария, чтобы убедить Ратисбоннского, воспользовалась Чудотворным Медальоном, то медальон этот будет прекрасным средством для завоевания других душ.

Программа Рыцарства была проста. Целью его было завоевание всех душ для Христа через заступничество Марии. Каждый из членов Рыцарства лично вверял себя Непорочной и становился ее орудием. Каждый Рыцарь Непорочной имел обязанность трудиться для спасения душ, особенно тогда, когда речь шла о врагах Церкви. Все члены общины носили Чудотворные Медальоны и ежедневно повторяли выгравированную на них простую молитву: «Мария, в зачатии непорочная, молись за нас, к Тебе прибегающих», дополняя ее словами: «а особенно за врагов Церкви и тех, кто вверен Тебе». Этой группе, которой в 1926 году Папа Пий XI присвоил статус Первого Объединения, удалось попасть и в другие страны.

В 1920 году отец Кольбе заболел чахоткой и был вынужден два следующих года провести в санатории. Ему пришлось отказаться от своей активности, даже прекратить сотрудничать с Рыцарством. Несмотря на то что его мучили духовные проблемы, отец Максимилиан был в состоянии сказать: «Непорочная Дева и далее будет побеждать дьявола и, дабы сделать эту победу еще более внушительной, включит нас в свою службу, нас, слабых, с нашими не слишком развитыми способностями». Серьезность и цель этой миссии он определил так: «Наше время подчинено влиянию сатаны, а в будущем это состояние будет усугубляться. В войну с адом не могут вступать люди, даже самые мудрые. Только Непорочной Деве Бог обещал победу над сатаной».

К концу своего лечения отец Кольбе вернулся в Краков и снова взялся за работу, а его движение стало набирать силу. Вскоре аудитории уже были слишком тесными. Было очевидно, что нужно прибегнуть к печатному слову. В первом номере состоящего из шестнадцати страниц «Рыцаря Непорочной» появилась и следующая нотка от издателя: «Ввиду недостатка финансирования, мы не можем гарантировать читателям, что «Рыцарь» будет выходить регулярно». Но благодаря пожертвованиям, которые поступили как раз тогда, когда издательству грозило банкротство, «Рыцарь» продолжал выполнять свою миссию. Братья получили участок земли, купили печатные машины. Так появился на свет новый город, называемый Непокаляновом, — центр апостольской работы, направленной на распространение славы Господа и Его Непорочной Матери. Отец Кольбе так об этом говорил: «Наилучшие изобретения Ей больше всего должны служить…» Община быстро развивалась. В 1938 году было уже 762 брата, из которых большинство специализировалось на разных стадиях полиграфического процесса. Год спустя «Рыцарь» имел уже миллион читателей и к нему добавились другие издания.

В начале тридцатых годов отец Максимилиан очень много путешествовал, пропагандируя эту форму апостольства. Начал с Японии и некоторое время там работал. Его личность всегда притягивала переводчиков, готовых переводить доставляемые им материалы на всевозможные языки. Он всегда советовал братьям не смотреть на это предприятие сквозь призму побед и прибыли. Говорил: «Гнев св. Франциска падет на этот город, если он возжаждет безопасности на этом свете. Благословением небесным в таком случае было бы взорвать его». Максимилиан Кольбе видел в своей работе большие возможности для спасения людей. Он настаивал, чтобы все сотрудники придерживались правила бедности и всецело отдавали себя делу.

В 1939 году отца Кольбе отозвали из Японии, чтобы он возглавил провинциальный капитул в Польше. Его провозгласили настоятелем Непокалянова, и там он намеревался продолжать свою работу. Но началась вторая мировая война. Как только немецкая армия стала занимать Польшу, его апостольство сделалось мишенью для неприятных и все усиливающихся нападок. Отец Кольбе успокаивал своих братьев: «Истинный Непокалянов находится в ваших сердцах».

Арестованный гестапо, в декабре 1939 года он был отпущен. В феврале 1941 года его снова задержали вместе с четырьмя другими священниками и бросили в тюрьму в Варшаве. Там он заболел воспалением легких и попал в больницу. 28 мая 1941 года отца Кольбе и 320 других заключенных перевезли в Освенцим.

Сначала отца Максимилиана приставили к домашним работам. А через три дня комендант лагеря заявил: «Духовные лица идут за мной». Передавая нескольких священников своему подчиненному по фамилии Кротт, комендант приказал: «Забери этих никчемных тварей, этих паразитов и покажи им, что такое работа». Работа эта заключалась в доставлении гравия на строительство стен крематория. Со священниками обходились с особой жестокостью. Однажды отца Кольбе избили и бросили умирать, завалив кучей веток. Но товарищи отнесли его в лагерь, где спустя некоторое время к нему вернулись силы.

Один из заключенных, художник по фамилии Костельняк, рассказывает, какое расположение духа было тогда у отца Максимилиана. В июне отец Кольбе произнес адресованную одной группе заключенных проповедь, в которой призывал их проявить мужество. Говорил, что страданиями Христос подготавливает их к лучшей жизни. «Нет, не убьют наши души… Не сумеют лишить нас достоинства верующих во Христа. Мы не поддадимся. А если умрем, то умрем чистыми и спокойными, сердца наши отдавая Богу», — говорил он.

Отец Кольбе всегда подчеркивал, что он католик. Поэтому на страдания для него не скупились: его избивали, натравливали на него собак, посылали на самые тяжелые работы, приказывали носить тела умерших. Совсем изнуренный, отец Максимилиан опять заболел воспалением легких и попал в больницу лагеря. По словам одного священника, видевшего там отца Кольбе, он был истощен, но шептал: «Я готов перенести еще большие страдания ради Иисуса Христа». Отец Максимилиан молился и разговаривал со всеми, кто просил его о помощи, слушал исповеди, уделял каждому умершему условное отпущение грехов.

Отец Максимилиан молился и разговаривал со всеми, кто просил его о помощи, слушал исповеди, уделял каждому умершему условное отпущение грехов.

Один пациент той больницы рассказал, что, как и несколько других заключенных, иногда ночью ползком пробирался к кровати отца Максимилиана, чтобы исповедоваться и услышать слово надежды. Отец Кольбе шепнул как-то: «Ненависть не созидает.

Он просил заключенных, чтобы прощали своих преследователей и добром побеждали зло.

Наши страдания необходимы, чтобы те, кто придет после нас, могли жить счастливо». Он просил заключенных, чтобы прощали своих преследователей и добром побеждали зло.

Врач-протестант, занимавшийся пациентами из Двенадцатого Барака, дал показания, что отец Кольбе всегда просил о помощи в последнюю очередь. Он постоянно жертвовал собой ради других. Этот врач признался: «По моим наблюдениям… добродетели этого Божьего Слуги не были плодом минутных импульсов, как у большинства людей. Их породила постоянная практика, глубоко укоренившаяся в его личности. В Освенциме я не нашел другого такого случая любви к ближнему».

Отец Кольбе так поправился, что его перевели в Четырнадцатый Барак и приставили к работам на огороде. В одну июльскую ночь в лагере было обнаружено исчезновение кого-то из заключенных. Согласно господствовавшим в лагере правилам, если беглеца невозможно было поймать, в отместку предавали смерти десять других. Весь следующий день те, кто жил в этом бараке, простояли под палящим солнцем. К вечерней перекличке беглеца не поймали. Комендант Фрицше прошелся вдоль шеренги заключенных, выбирая десять жертв. Вооруженные охранники, не обращая внимания на крики, отделили их от остальных. Один польский солдат, сержант Франтишек Гаевничек, расплакался: «Что же будет с моей семьей?» Удивительное событие, которое произошло потом, нам известно из рассказа нескольких свидетелей.

Отец Максимилиан тихо вышел из шеренги, снял шапку и стал перед комендантом. Фрицше спросил: «Чего хочет эта польская свинья?»

Отец Кольбе указал на сержанта, приговоренного к смерти: «Я католический священник из Польши. Я хотел бы занять его место, потому что у него есть жена и дети».

«Я католический священник из Польши. Я хотел бы занять его место, потому что у него есть жена и дети»

Наблюдавшие за этой сценой с ужасом думали, что разозленный комендант не согласится на это. Или даже прикажет убить их обоих. Фрицше с минуту молчал. Невозможно сказать, о чем он думал, видя перед собой этого неустрашимого священника. Что удивительней всего, он благосклонно отнесся к просьбе отца Максимилиана. Сержант вернулся в шеренгу, а его место занял священник.

Вместе с девятью другими заключенными отец Максимилиан вошел в бункер, где им предстояло умереть от голода. Входя, все они должны были раздеться донага, слушая жестокие насмешки охранника: «Выйдете отсюда как высохшие луковицы тюльпанов». С этого момента ни один из этих несчастных не получал уже ни воды, ни пищи. На писателя — и заодно переводчика, — который работал в этом бункере, героизм отца Кольбе произвел такое огромное впечатление, что он в точности зарегистрировал его последние дни — намного более подробно, чем это входило в его обязанности.

Охранники ежедневно выносили тела умерших. Вместо непрекращающегося плача и причитания, из бункера доносилась молитва, слова Розария, произносимые отцом Максимилианом, и гимны в честь Непорочной Марии.

Вместо непрекращающегося плача и причитания, из бункера доносилась молитва, слова Розария, произносимые отцом Максимилианом, и гимны в честь Непорочной Марии.

Когда охранники покидали свой пост, писатель заходил в бункер, чтобы поговорить с заключенными и подбодрить их. Временами приговоренные так сосредоточивались на молитве, что только крики напоминали им о возвращении охранников.

Некоторые заключенные, доведенные до уровня животных, умоляли охранников о пище или воде, старались находиться у двери камеры. Случалось, что их жестоко пинали ногами, и они погибали от этих ударов. Отец Кольбе все время сохранял спокойствие, ничего не просил и не плакал. Он утешал других и придавал им отваги. Охранники видели, как он все время молился. Если не мог громко произносить слова, то шептал. Они были поражены.

К концу второй недели только четверо из десяти были еще живы. Нужно было освободить камеру, потому что на смерть уже были обречены другие жертвы, поэтому палач лагеря ввел каждому из этой четверки смертельную дозу карболовой кислоты. Последний заключенный, отец Кольбе, не прерывая молитвы, протянул палачу свою руку. Было 14 августа, канун дня Успения Пресвятой Богородицы. На следующий день останки отца Максимилиана были сожжены в крематории.

Задолго до этого, когда умер один из работавших в Непокалянове, отец Кольбе написал эпитафию, которая хорошо могла бы относиться к нему самому: «Он ничего от себя не оставил, ибо все отдал Непорочной Марии».

«Он ничего от себя не оставил, ибо все отдал Непорочной Марии»

Максимилиан Кольбе был беатифицирован Папой Павлом VI 17 октября 1971 года. Спустя неполных одиннадцать лет, 10 октября 1982 года, Папа Иоанн Павел II канонизировал отца Максимилиана как мученика.

С 1922 г. по 1927 г. святой Максимилиан работал во Францисканском костеле в г. Гродно. При монастыре францисканцев он организовал издательство «Рыцаря Непорочной». Сегодня в костеле Матери Божьей Ангельской в г. Гродно размещена памятная таблица отцу Кольбе.

Источник: «Вверяясь Христу. Жизнеописания некоторых святых». Гродненская епархия Римско-католической Церкви в Республике Беларусь.