Фото Святого Падре Пио

Святой Отец Пио

Жизнь святого Отца Пио

Мария и Грацио Форджоне назвали своего сына Франциском в честь св. Франциска Ассизского. Позднее он еще более уподобился своему святому покровителю, даже получил дар стигматов, соответствующих ранам Иисуса Христа.

Франциск был одним из восьми детей в бедной деревенской семье. Его отец дважды искал работу в Америке, стараясь заработать на их пропитание. Франциск был очень набожным ребенком. Его с детства привлекало священство. Сначала мальчика обучали частные учителя, потом он стал ходить в школу, которой занимались капуцины. В юношеском возрасте Франциск не отличался крепким здоровьем: его часто мучили загадочные приступы лихорадки. Намного позднее, уже принеся обет послушания, он признался, что очень рано открыл свое призвание. Но он чувствовал и тягу к соблазнам мирской жизни. Душа его не раз становилась ареной ожесточенной борьбы. Падре Пио писал, что даже по прошествии двадцати лет от воспоминаний об этой духовной борьбе в его жилах стынет кровь. Но Франциску было дано пережить видение, которое помогло ему совершить этот необычайно трудный выбор. Разлука с семьей была тяжелым испытанием, но Иисус и Мария утешили его, уверяя в своей опеке. Франциск в шестнадцать лет начал новициат в ордене капуцинов — одном из трех независимых ответвлений ордена францисканцев. В монашескую рясу он облачился в 1902 году.

Рукоположение в сан священника Франциск принял в 1910 году, после семи лет учебы. С тех пор был известен как отец Пио.

Спустя шесть лет, как и многих других итальянских священников, его забрали в армию. Там монах-капуцин заболел. Врачи из военного госпиталя, в который он попал, были поражены состоянием его здоровья. Обычные термометры лопались, настолько высоким был у него жар. Температура, по показаниям специальных, намного более прочных термометров, колебалась от сорока девяти до пятидесяти градусов Цельсия. Несмотря на такой сильный жар, священник не терял сознания. В конце концов врачи признали его непригодным к военной службе и поставили ему диагноз — туберкулез. Духовные власти ордена сочли, что отец Пио близок смерти, и отправили его в монастырь в Сан Джованни Ротондо. Но он там прожил намного больше, чем те несколько месяцев, которые ему предсказывали. Он провел в монастыре пятьдесят один год.

Когда 20 сентября 1918 года падре Пио на коленях молился перед большим распятием, у него появились отчетливо видимые стигматы — раны на руках, ногах и в боку. Один из братьев как раз проходил мимо по коридору и заметил его, лежащего без сознания в часовне на каменном полу. Он сообщил об этом приору, и они вместе перенесли отца Пио в его келью. Безотлагательно проинформировали об этом происшествии настоятеля ордена. Он же приказал сфотографировать эти загадочные раны и позвать врача, чтобы тот осмотрел их.

Врач, который осматривал падре Пио, не смог логически объяснить происхождения этих ран. Обычно раны заживают или же гноятся, и тогда может случиться заражение крови. В случае с отцом Пио это правило не подтвердилось. Когда стигматы появились впервые, было зафиксировано интенсивное кровотечение.

На протяжении следующих пятидесяти лет кровь сочилась постоянно, даже тогда, когда он умирал, в 1968 году, то есть по прошествии пятидесяти лет.

Власти Церкви, сталкиваясь с такими феноменами, как стигматы падре Пио, соблюдают огромную осторожность. Подобные феномены тщательно исследуются, чтобы люди не искали чудес в чем-то, что было бы результатом самых естественных явлений. Исходя из такой предусмотрительности Церкви, дело отца Пио вызвало ряд предосторожностей. Он же всегда соглашался с любыми требованиями духовных властей. В одно время ему даже запретили показывать стигматы другим людям, а верующим не позволяли его видеть.

В то время ему была необходима операция по удалению желчного пузыря. Духовные власти позаботились о том, чтобы она прошла в монастыре, где одно из помещений превратили в операционную. Капуцин в этот день встал рано и сделал все, что входило в его обязанности, после чего зашел в этот маленький временный госпиталь и лег на операционный стол. Он спокойно отказался от наркоза. Когда шокированный врач спросил о причине этого решения, отец Пио объяснил, что опасается, как бы хирург не использовал эту возможность и не подверг стигматы тщательному осмотру, а ведь монаху запретили их показывать.

Падре Пио в духе безоговорочного послушания настолько точно выполнял приказы духовных властей, что решился даже перенести такую серьезную операцию без наркоза. Два часа он терпел без слова жалобы. Слезы ручьем текли по его лицу.

«Иисусе, прости меня, что не знаю, как надо переносить страдания»

Присутствующие слышали, как он говорил: «Иисусе, прости меня, что не знаю, как надо переносить страдания». Спустя некоторое время священник от боли потерял сознание, и тогда врач осмотрел стигматы.

Стигматы не были единственным мистическим переживанием, какое встретило отца Пио. Кровь, которая текла из ран, своим запахом, как это описывали многие, напоминала духи или цветы. Приписывали ему и дар билокации (одновременного пребывания в двух местах). Монах умел также заглядывать в сердца исповедующихся. А желающих исповедоваться у отца-капуцина были толпы. Он ежедневно отводил на исповедь от десяти до двенадцати часов.

Он ежедневно отводил на исповедь от десяти до двенадцати часов.

Многие люди утверждали, что он сообщал им их тайны, прежде чем они успевали открыть рот. Говорил о том, чего не мог знать. Иногда отказывался дать отпущение грехов человеку, которого считал недостаточно сокрушенным. А иногда тяжело страдал за чужие грехи. Часто случалось, что, когда отец Пио давал отпущение грехов, лицо его выражало огромную боль. Зачастую при этом человек, который только что освободился от тяжких грехов, чувствовал большое облегчение.

Падре Пио использовал свою исповедальню, чтобы приближать к Богу как грешников, так и людей набожных. Он знал, когда необходимо кого-нибудь утешить или подбодрить. Один российский князь, который потом сам вступил в монашеский орден, так описал свою встречу с отцом Пио: «Все, что он говорил, было предназначено только мне. Не было ни одной фразы, ни одного совета, который бы мог быть применен к каждому. Не было в его словах ни тени чрезмерной слащавости, ни красноречия, ни надоедливого высокомерия».

У священника были тысячи духовных детей, и даже сегодня многие люди признаются в духовном родстве с ним. Много, очень много сегодня говорится о его сердечности и заботе о тех, кто искал у него помощи. Много также говорят об обращениях и чудесных исцелениях, которые произошли благодаря его заступничеству. И хоть толпы, которые стекались к нему, часто усиливали его страдания, хоть он бывал суровым или грубоватым, если этого требовали обстоятельства, но сердце у него было полно сочувствия. Однажды отец Пио написал: «Познакомившись с кем-то, искалеченным душой или телом, на что бы я только не пошел, чтобы вместе с Господом избавить его от этого зла! Я охотно принимаю на себя каждую боль, лишь бы только его освободить и вознаградить ему за страдания, если только Господь это позволит. Знаю, что это доказательство особой благодати, ибо до этого, если даже Бог делал так, что я помогал всем нуждающимся, я все же не слишком сострадал их несчастью». Падре Пио желал, чтобы поблизости монастыря построили больницу. По его инициативе там был построен «Дом облегчения страданий».

Молитвы отца-капуцина были очень эффективны. В 1914 году он так описал свое переживание молитвы: «Я не начинаю молиться до тех пор, пока моего сердца не переполнит огонь любви. Этот огонь не напоминает ни одного из тех, что горят на нашей ничтожной земле. Это сладкое и нежное пламя, которое поглощает, не причиняя боли. Оно такое сладкое и нежное, что удовлетворяет и насыщает мой дух в наивысшей степени. Добрый Боже! Самым прекрасным для меня является тот факт, что, похоже, я этого всего не пойму, пока не окажусь в небе…»

К концу сороковых и началу пятидесятых годов в ответ на многократно повторяемый призыв папы Пия XII, чтобы верующие молились в группах, отец Пио возглавил создание многих групп молитвы — как в Италии, так и за пределами этой страны. Несмотря на то, что он ими руководил, падре Пио постоянно требовал от них послушания местным духовным властям. Он стремился к тому, чтобы в молитвенные группы входили и взрослые, и дети. В 1968 году было уже 726 таких групп, существующих почти в двадцати странах и насчитывающих шестьдесят восемь тысяч членов. 31 июля 1968 года Апостольский Престол назначил первого генерального опекуна групп молитвы.

Дьявол не выносил того, что священник был так близок к Богу, и часто атаковал его психику и тело. Этот благочестивый священник часто вынужден был оказывать сопротивление искушениям, вызывающим у него смятение и страх. Не раз сатана сбивал его с ног, волочил по келье и даже бил. Все это причиняло отцу Пио много страданий.

Стигматы также с самого начала причиняли ему огромную боль. Он прикрывал их коричневыми митенками, чтобы не оставлять везде пятен крови. Походка монаха говорила о том, что и на ногах у него были болезненные раны. Вскоре после появления стигматов он написал своему духовному руководителю, что эти раны его смущают и вызывают чувство унижения. Но он соглашался страдать. Падре Пио писал: «Крест не ведет к упадку духа; даже если его тяжесть заставляет пошатнуться, то заключенная в нем сила несет облегчение».

«Крест не ведет к упадку духа; даже если его тяжесть заставляет пошатнуться, то заключенная в нем сила несет облегчение»

Любовь к Евхаристии горела в его сердце, как неугасаемое пламя. Однажды он написал, что когда принимает Иисуса в Святых Дарах, то это только усиливает его голод и жажду Бога.

«Земле было бы легче существовать без солнца, чем без Святой Мессы»

О Мессе говорил: «Земле было бы легче существовать без солнца, чем без Святой Мессы». Принимающие участие в Мессах, которые служил отец Пио, — а его Святые Мессы продолжались по полтора часа и даже дольше, — уходили с сознанием, что общались со святым.

Отцу-капуцину долгое время не разрешалось писать письма, в которых находились бы советы, касающиеся духовной жизни. Несмотря на бурю, разбушевавшуюся вокруг мистических феноменов, связанных с ним, как исповедник и священник он был известен своим глубоким смирением. Иногда он сообщал своему духовному руководителю, что чувствует себя как кто-то очень неверный. Подобно всем капуцинам, падре Пио вел очень простую жизнь. Он никогда не нарушил обета послушания, известен был также тем, что не отвечал людям, которые старались узнать его мнение по вопросам, находящимся в ведении местных церковных властей. Это касалось, например, неподтвержденных откровений.

Имел прекрасное чувство юмора

Отец Пио имел прекрасное чувство юмора и часто делал остроумные замечания, играя многозначными словами или разговорными выражениями. Даже находясь в исповедальне, иногда отчитывал грешника каким-либо неожиданным колким замечанием. Он часто строго порицал других, но не забывал о мягкости и доброжелательности.

Еще при жизни монаха-капуцина люди, даже в разговоре с ним, затрагивали вопрос о его возможной канонизации. Однажды, когда эта тема была затронута, он сослался на популярное в северной Италии утверждение, что жители южной части этой страны — «макаронники». Принимая сторону южан, он сказал: «Если меня сделают святым, то каждый, кто будет искать моего заступничества, должен будет принести мне ящик макарон. За каждый ящик гарантирую исполнение просьбы!»

Падре Пио умер 23 сентября 1968 года, в восемьдесят один год. На его похороны прибыло около ста тысяч верующих.

Процесс по делу о его беатификации был начат в Риме в 1973 году. 2 мая 1999 года Папа Иоанн Павел II провозгласил отца Пио блаженным, а 16 июня 2002 года — святым.

Один из костёлов в Беларуси, где находятся реликвии Святого падре Пио, костел Божьего Милосердия в городе Гродно на Вишневце.

Святой отец Пио: видео из повседневной жизни

Смотрите видео о необычном человеке – святом Падре Пио. Редкая запись, где камера выхватила моменты из повседневной жизни отца Пио: шутки, проведение Святой Мессы по старому обряду, исповедь. Это действительно замечательный фильм, который вы должны увидеть.

Источник: «Вверяясь Христу. Жизнеописания некоторых святых». Гродненская епархия Римско-католической Церкви в Республике Беларусь